Кто и когда чаще всего бесследно исчезает в Волгограде, рассказала руководитель поискового отряда Светлана Алексеева

Жительница Волгограда Светлана Алексеева помогает искать пропавших людей и руководит поисково-спасательным отрядом «Юг-Спас». Девушка с детства не могла пройти мимо тех, кто нуждается в помощи. Поэтому она собрала единомышленников, с которыми спасает людей. О ситуации с волонтерством в регионе и о том, почему чаще всего пропадают люди, рассказала «Блокнот Волгограду» создатель отряда.

— Почему вы решили стать волонтером? Сколько лет вы уже этим занимаетесь?

— Именно поисковой деятельностью занимаюсь около трех лет, а именно волонтёрской уже очень давно, начиналось всё с посильной помощи всем, кому могла, в том числе детским домам и кризисным центрам, так как эта тема была мне близка.

— Это ваша официальная работа или хобби? Какая у вас профессия?

— У меня три образования и основное, по которому я отработала более 10 лет — это всё же культура, буквально до прошлой недели работала помощником художественного руководителя в «Царицынской опере». А так, в «копилке» образований — правоохранительная деятельность, эта тема также была близка. И сейчас я нашла применение знаниям. В ближайшее время наш отряд будет оформлен официально, что, конечно же, даст ряд преимуществ. Но все три года, пока я увлекалась поисками, это было как основная деятельность, наравне с работой, в параллель с работой, всегда руководители входили в положение и понимали моё «увлечение», но, к сожалению, в «Оперу» пришли перемены, и мы поняли, что пришло время следующего этапа.

— Помогали ли вы людям раньше? Проявляли в юном возрасте подобные инициативы?

— В юном возрасте я не могу сказать, что была ангелом, но помогать тем, кто в этом нуждается, я старалась всегда. Конечно же, в силу возраста, тогда я могла максимум заступиться за кого-то, купить булочку сидящему у магазина дедуле, притащить домой котёнка или щеночка, поэтому дома у нас всегда жил кто-то мяукающий  или звонко лающий, несмотря на первоначальные протесты родителей.

— Как вам кажется, часто в Волгоградской области пропадают люди? В других регионах больше пропавших?

— Не могу сказать, что Волгоград «впереди планеты всей» по количеству без вести пропавших. В регионах все же многое зависит от количества и благополучия населения. Поэтому в Волгограде пропажи людей как были, так и, конечно же, будут, но не в катастрофических количествах. Плюс огромную роль играет работа правоохранительных органов, и, какое бы мнение у нас ни бытовало, розыск у нас работает великолепно и, действительно, в полной мере. Да, возможно, есть кадровые нехватки, но все те, с кем мы сотрудничаем, делают своё дело просто великолепно!

— По какой причине чаще всего пропадают люди? В каком возрасте большинство пропавших?

— В основном, это люди пожилого возраста с деменцией и заболеваниями. Весной и осенью обостряются хронические, в том числе психические заболевания. Также ребята, так называемые «бегунки», которые уходят из дома по разным причинам. Кстати, одно из направлений, которое мы пытаемся развить, это предупреждение пропаж. Например, в школах мы уже проводим занятия для детей разных возрастных групп с разделениями «опасностей», для семей, в которых есть такое заболевание как деменция, будет проведена лекция, с участием медицинского работника, который доступным языком расскажет, как жить с этим заболеванием и как предупредить пропажу.

— Какая история вам запомнилась больше всего в волонтерской деятельности?

— Каждая история уникальна по своему, каждый поиск запоминается, но некоторые оставляют «шрамы в душе» как бы банально или пафосно это ни звучало. Из равновесия выбивают поиски, где есть равнодушие. Да, ситуации бывают разные, и мы не подходим с позиции осуждения, мы не имеем на это никакого права, но согласитесь, когда родные люди наплевательски относятся к семье, это такое себе и не может не печалить. Хотя, что я всё о грустном. Вот буквально на днях был поиск, который завершился найденным живым дедушкой, который невероятно весёлый и позитивный, его родные самыми первыми приступили к поискам, очень переживали и предпринимали всё для возвращения домой родного человека. Также полиция, не только розыск, но и «линейные» ребята с вокзала были просто на высоте! Также на днях был поиск «бегунка», да, мы его даже не публиковали в социальных сетях, не делали ориентировку, чтобы не напугать мальчишку, но итог благополучный – парень дома и стал участником нашего отряда. Да, хоть он несовершеннолетний, но с согласия родителей. Мы с удовольствием принимаем в наши ряды ребят, которые хотят помогать, но не достигли совершеннолетия. Энергию в мирное русло, так сказать, и — открою секрет: у нас несколько несовершеннолетних ребят, которые помогают всем, чем могут.

— Что вы испытываете, когда помогаете людям?

— Я испытываю, прежде всего, радость оттого, что мы можем сделать мир хоть чуточку лучше, добрее что ли. И, конечно же, я невероятно горжусь знакомствам с ребятами, которые готовы помогать всем нуждающимся в этом. Их теплота и доброта даёт понимание, что этот мир не так уж плох, пока есть такие ребята.

— Много ли людей приходят в ряды волонтеров? Опишите ситуацию с волонтерством в Волгограде.

— Если брать ситуацию с волонтёрами-поисковиками, то в Волгограде несколько отрядов, где действительно профессиональные ребята, которые откликаются на призывы о помощи. А если брать волонтёров, которые просто помогают людям,  например фонд «Детям на здоровье». Светлых ребят очень много и это невероятно радует!

— Какие качества должны быть у волонтера?

— Наверное, основное это даже не качество, а искреннее желание помогать, и не важно, какой человек добрый, вежливый и так далее. Даже на своём примере: я барышня грубая, вспыльчивая, и это не мешает помогать людям. Знаете, те, кто приходят с мотивацией «хайпа» или «лавров» быстро отсеиваются, ведь наша «работа» видна не так часто и явно, но ребята, которые искренне хотят сделать мир лучше, продолжают это делать независимо ни от чего.

— Расскажите о ваших увлечениях? Хватает ли времени посещать театры или музеи?

— В театры да, ежедневно. Плюс я являюсь членом Союза театральных деятелей России. А вне работы, конечно же, мы всей семьёй, с мужем и детьми посещаем театры, музеи, выставки, помимо развлечений типа качелей-каруселей.

— Как ваша семья относиться к вашей деятельности? Вы единственная волонтер в семье?

— Нет, в нашей семье все причастны к помощи. Супруг — главная поддержка и опора, он всегда поддерживает меня и мою деятельность, помогает во всём. Дети иногда выезжают на поиски вместе с нами и рисуют ориентировки. Дети полностью в курсе того, как пропадают люди, как тот или иной человек оказывается в трудной жизненной ситуации. Это жизнь, и я хочу, чтобы дети не носили розовые очки


— Планируете всю жизнь быть волонтеров? Какие у вас цели? Есть ли мечта?

— Да, в 37 лет я наконец-то определилась, «кем я хочу стать, когда вырасту». Свою жизнь я полностью хочу посветить помощи людям, но на первом месте всегда была, есть и будет моя семья. Мечта или цель: в начале нашей беседы я упоминала про детские дома и то, что эта тема мне близка. Родителями мы стали благодаря детскому дому. Эта тему у нас абсолютно не запретная, мы спокойно обсуждаем всё, что связано с опекунством и приёмными семьями. Далее мы хотим стать родителями ещё одному или двум деткам.

Беседовала Диана Омарова

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: