«Трагедия в Перми – четкий сигнал, что детей нельзя загонять в Сеть», – волжанка против дистанционного обучения

Дистанционное обучение в школах Волгоградской области может вернуться.

На оперативном совещании 27 сентября губернатор Андрей Бочаров дал поручение подготовить предложения о переводе образовательных учреждений на дистанционный режим работы. Связано это с всплеском заболеваемости коронавирусом.

Как стало известно «Блокноту Волгограда», не все родители, мягко говоря, этому событию рады. Так, многодетная мама из Волжского Ольга рассказала, как прошло их дистанционное обучение в позапрошлом году. У Ольги сын-шестиклассник, тогда он заканчивал четвертый класс, а Ольга сидела в декрете с младшей дочерью.

– Обучение велось в двух программах – Zoom и Skype. Обе были сырые. Периодически отключались картинка или звук. Вылетал интернет. Компьютер постоянно что-то не тянул, приходилось смотреть трансляции через телефон. Это лишь техническая сторона вопроса, – рассказала Ольга.

Понятное дело, что дети, сидя за компьютером или держа в руках гаджет, будут думать совсем не об учебе. И это случилось с сыном Ольги.

– Я была дома, поэтому постоянно контролировала время начала конференций. И то сын умудрялся выключать картинку и, пока его никто не види,т заниматься своими делами. Пока учитель объяснял тему, он мог рисовать или играть. И это я над ним висела! Дети, чьи родители работали, забывали про эти конференции вообще. Родители с работы звонили, дергались…. Плюс неограниченный доступ к компьютеру окунул детей с неокрепшей психикой в помойку соцсетей, видеохостингов, сетевых игр, сформировав стойкую зависимость, – рассказала Ольга.

Последствия удаленки Ольга разгребает до сих пор.

– Во-первых, у ребёнка упало зрение до -3! Во-вторых, он так расслабился на дистанционке, что влиться в нормальный очный учебный процесс для него стало большой проблемой. Снова привыкнуть к распорядку, влиться в коллектив… Плюс нагрузка, которая в средних классах резко возросла по сравнению с начальной школой. Учиться полноценно за время дистанта ребёнок отвык.

У Димы, как оказалось, даже была депрессия. Такой диагноз поставил психолог.

– Я узнала от психолога, что депрессия, оказывается, есть и у детей тоже. У Димы было полное нежелание учиться. Я – оптимист по натуре, но я не знала, что с этим делать. Я ходила по специалистам, я платила деньги, я долго-долго разговаривала с ребёнком. Да что там, с ним разговаривали все: бабушки и дедушки, взрослые, которые имеют авторитет в его глазах. Мы еле-еле вытащили ребёнка из этой пропасти дистанционного обучения! И вот опять! Что делать? Куда бежать?

Ольга ни в коем случае не хочет, чтобы снова ввели дистанционное обучение. Волжанка уже вышла из декрета. Дима – самый старший из детей. У Ольги также есть еще сын-дошкольник и маленькая дочка.

– Я готова идти на митинги, собирать подписи. Делать все, что угодно, чтобы дистанционное обучение никогда не повторилось. Но последние трагические события Казани и Перми – четкий сигнал о том, что детей и подростков нельзя загонять в Сеть, иначе они могут из неё не вернуться, – подытожила Ольга.

Ольг призналась корреспонденту «Блокнота Волгограда», что, конечно, сыну нравилась удаленка.

– Для него это способ похалявить. А у меня только от информации, что Бочаров дал задание готовиться к дистанционке, нервный кашель, – призналась Ольга.

Алина Мельникова

Источник

(Visited 3 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: